Именно папизм, отколовшись от христианской цивилизации, породил Запад, преврат (одно из значений латинского слова — reformation) народы бывшей Западной Римской Империи собственно в Европу (или шире — Запад) как определённый мир, построенный на рационализме и гуманизме.

Как правильно критиковал Николай Яковлевич Данилевский крайне схематизировавшего исторический процесс В.С. Соловьева, Восток не всегда противостоял Западу. В Древнем мире не было никакого Запада и никакой Европы. Был только Восток. Египет, Вавилон, Греция, да и Рим не были Европой или Западом.

Запад появился вследствие религиозной эмансипации (прекращения зависимости) от Православного Востока. И затем в своей истории Запад перманентно продолжал внутри себя дальнейшие мировоззренческие реформационные расколы.

Так католический реформизм, как реакцию на себя, породил реформизм протестантский. Церковную соборность православного Востока католицизм эмансипировал в своем развитии до абсолютизма одного человека — папы, а протестантизм распространил подобную абсолютизацию одного человека уже на всякого индивида, который и стал «обожествлённою» мерою всех вещей в современном гуманизме.

Именно эта европейская псевдорелигиозность, разнообразные отступления от Христианской истины и положили между нами и ими практически непереходимую линию непонимания и противостояния…